15 - Как заяц Прошка с бобром целовался. Сказки лесной поляны Или Жизнь и приключения зайца Прошки

     Много всяких газет, книжек по лесу разбросано. Теряют люди. А тут попался зайцу Прошке журнал. Толстый такой, красивый. Смотрел он, смотрел картинки - да и уснул невзначай.
     Уснул он крепко, и приснилось ему, что он по городу гуляет. Шум, гам, машины гудят. Дома какие-то диковинные, один на другой совсем не похожи. А людей вовсе не. Одни зайцы в костюмах по улицам ходят. Оглядел он сам себя. Ну потеха! И он в костюме. Синий такой костюм, в полосочку. И портфель у него под мышкой.
     - Ну и ну! - удивился Прошка. - Где это я?
     А портфель вдруг говорит:
     - Не беспокойся, Прошка. Ты в Париже. Иди себе потихоньку, а я тебе рассказывать буду. Вот это справа - знаменитый храм. Собор. Нотр-Дам называется. Вон там - Вандомская колонна. А это, видишь, высокое, вроде квадратной корзины из толстой проволоки. Это, брат, Эйфелева башня. А это...
     Ходил Прошка, ходил. Устал, проголодался. Вдруг сама собой откуда-то морковка взялась. Сидит он за столиком в кафе "Ротонда", ест не спеша. А портфель говорит:
     - Ну что, хорошо тебе здесь? Хотел бы жить в таком городе?
     - Очень даже хорошо, - говорит Прошка. - Только тоскливо как-то одному. Мне бы сюда ещё лягушку, подружку мою...
     - Ну если тоскливо, поехали дальше! - Тут щёлкнул портфель своими медными замками, и в один момент Прошка совсем уже невесть где очутился. Дома огромные, высоченные. На каждом окон по тысяче, а может, и больше. И тоже людей нет. Одни зайцы туда-сюда снуют. Притом некоторые до того чёрные, что Прошка даже портфель уронил от удивления. А портфель сам ему под мышку - прыг да и говорит:
     - Не удивляйся, Прошка. Чёрные - это африканцы. Негры, иначе говоря. А находимся мы в самом большом городе Америки, в Нью-Йорке. В данном случае мы по Уолл-стриту идём, а вон там, не видать отсюда, Пятая авеню. Там одни миллионеры живут. А вот, видишь, на возвышении каменная женщина стоит и в руке у неё что-то вроде малярной кисти? Это знаменитая статуя Свободы. Так что ты тоже чувствуй себя свободно и, главное, улыбайся. Потому что здесь все улыбаются, здесь порядок такой.
     Посмотрел Прошка по сторонам - действительно, все улыбаются.
     - Может, они больные? - говорит.
     - Нет, - говорит портфель. - Это они для хорошего настроения. Чем больше ты улыбаешься, тем лучше у тебя настроение. Так что ты давай, старайся, а то кислый ты какой-то. Совсем на американца не похож.
     Стал Прошка улыбаться. Ходят они с портфелем по Нью-Йорку, ходят...
     - А вот могучая река Гудзон! - говорит портфель. - Смотри, какая вода в нём, довольно чистая! Нравится тебе?
     - Очень нравится, - говорит Прошка. - Только что-то я улыбаюсь, улыбаюсь, а настроение лучше не становится.
     - Ну не становится, так сейчас станет!
     Тут опять портфель щёлкнул своими замками, и очутился Прошка в Венеции.
     - Смотри, - говорит портфель, - город на воде. Здесь вместо улиц каналы, а вместо машин - гондолы, лодки такие. Вот мы сейчас дадим денег гондольеру, а он нас на своей гондоле по всему городу провезёт. Да ещё и песню споёт, по-здешнему баркаролла называется. Смотри, этот дворец какой! А этот! Да перестань ты улыбаться, мы уже не в Америке. Оглядись лучше по сторонам как следует. Если по душе те прекрасный город Венеция, будешь здесь всю жизнь жить. Лучшего места не найти! Согласен?
     - Очень даже согласен, - говорит Прошка. - Только мне бы ещё лягушку сюда... Ну и ежа, конечно. И бобра, и белок. И хорошо бы, чтоб здесь речка небольшая текла и чтоб дятел с вороной над ней летали... И чтоб сосны шумели. Ох, портфель, я так люблю, когда сосны шумят, так люблю!
     - Тьфу на тебя! - Портфель даже сплюнул от досады. - Зря только время на тебя тратил. Ну вот что, просыпайся, заяц. Просыпайся, тебе говорят!
     Тут проснулся Прошка, открыл глаза, а перед ним бобёр стоит.
     - Ты извини, - говорит, - что я тебя разбудил, за плечо потряс. Уж очень ты во сне стонал и даже плакал. Видно, тебе кошмар какой-то приснился.
     - Извиняю! - говорит Прошка. - Скажи, лягушка жива-здорова?
     - А что ей сделается!
     - А другие звери как?
     - Да всё так же.
     - И речка наша течёт, и сосны шумят?
     - Шумят, Прошка. Разве ты не слышишь?
     - Ну тогда!.. Тогда дай я тебя поцелую! - Тут Прошка обнял бобра и поцеловал его три, а может, и четыре раза.
     Потом ворона кричала на весь лес: мы, мол, вороны живём триста лет, но никогда я не видела между зверями таких телячьих нежностей. И белки стали говорить: мол, с чего бы это вдруг? И сам бобёр удивлялся.
     Пришлось Прошке собрать всех зверей на лесной поляне да рассказать свой страшный сон.

          

   

   Произведение публиковалось в:
   "Сказки лесной поляны, или Жизнь и приключения зайца Прошки", Сборник рассказов. Издательство "Алетейя", С.-Петербург. 2012 год