Неправильные пчёлы

     Снега зимой было мало, и он быстро сошёл. Несмотря на то, что земля сильно промёрзла, волны тепла становились всё интенсивнее. Плюсовые температуры иногда сохранялись даже ночью. Пчеловоды выставляли ульи из омшаников, подполий и других мест зимнего хранения. Начало пчеловодного сезона всегда приносило радость, но не в этом году.
     У многих пчеловодов настроение было не весёлое из-за большой гибели пчёл. На встречах коллег по несчастью постоянно обсуждалась эта тема.
     Борису повезло. Все пчелиные семьи перезимовали хорошо. В день выставки пчёл из омшаника стояла тихая солнечная погода. Все семьи благополучно облетались. На следующий день Борис заменил им отъёмные донья на чистые, обработанные паяльной лампой, а прежние, с пчелиным подмором, убрал в омшаник. Жена Лиза, аккуратно собирала и сушила пчелиный подмор, готовя его на продажу.
     В их семье на продажу шла вся продукция пчеловодства, хотя раньше продавали только мёд. Были тяжёлые времена, когда оптовый закуп мёда прекратился. Отдельные коммерсанты скупали мёд «под реализацию» за очень низкие цены, но и это было очень рискованное мероприятие. Среди них попадались мошенники, от которых нельзя было получить ничего, даже по заверенным нотариусом договорам. Борис хотел вообще забросить пчеловодное дело, но на предприятии прошла реструктуризация, сокращение кадров и семья оказалась без работы. Выживать помогали пчёлы и домашнее хозяйство с огородом.
     Дочь окончила школу и поступила в институт. На третьем курсе вышла замуж за своего однокурсника. Свадьбу провели скромно, по студенчески. Борис и Лиза были против этой свадьбы, но дочь проявила «твёрдость характера и мягкость тела». Заявила, что у них будет внук, или внучка.
     Зять оказался китайцем. Его предки жили в Приамурье ещё со времён гражданской войны. Фамилия его была Ю - Ша.
     Борис не очень доверял китайцам. В памяти всплывали времена Хунвейбинов и события на острове Даманский. Лиза проявляла мудрость и говорила, что худой мир лучше доброй ссоры. А во времена гражданской войны вообще брат шёл на брата. На Кавказе долгое время сохранялась «кровная месть» среди соплеменников. Борис только хмыкал в ответ и хитро щурился.
     - Что щуришься и ухмыляешься?
     - Любовь – зла, полюбишь и козла!
     - Мне всё равно! Лишь бы человек был хороший! Жить придётся дочери, а не нам.
     - И нам придётся внуков нянчить! Молодые, надеюсь, учёбу продолжат!
     - Конечно! Только дочка возьмёт академический отпуск.
     У дочери родилась двойня, мальчик и девочка. Целый год дочь жила у родителей. Они в детях души не чаяли. Зять продолжал учёбу, но при первой же возможности приезжал в деревню.
     Время пролетело быстро. Вскоре зять окончил институт и получил работу. Дочь вышла из академического отпуска и тоже успешно закончила учёбу. Зять нашёл своих родственников в Китае и съездил к ним в гости. После этого родственники стали учить русский язык, а зять китайский. Случалось, что родственники заезжали в деревню к Борису и Лизе. Тогда в доме звучали русские, украинские и китайские песни. Проходившие мимо односельчане говорили:
     - Опять «дружба народов» гуляет!
     Родственники из Поднебесной открыли свой бизнес, а потом стали закупать у Бориса мёд и продукцию пчеловодства по очень выгодной цене. В семье появились сбережения, что очень радовало Лизу. Она мечтала съездить в Китай и отремонтировать зубы.
     - Сначала зубы все отремонтируешь, а потом «зубы на полку» придётся класть! – шутил Борис
     - Не придётся! Там цены «не кусаются» и качество хорошее! – отвечала жена
     - Сколько жить осталось! И с такими прожить можно!
     - А с «голливудской улыбкой» приятнее!
     - Я не возражаю, но можно и на что-то другое потратить!
     - Например, как ты, на «пивасико»!
     - А что? Тоже приятно и полезно!
     - Насчёт «приятно», это тебе лучше знать! А насчёт «полезно» - сомневаюсь. Уже стал круглый, как Винни Пух, и дышишь, как паровоз, на затяжном подъёме!
     - Это – возрастное!
     - Кто тебе такое сказал?
     - Доктор!
     - Доктора тоже ошибаются! А я тебя лучше знаю! Тебя постоянно нужно мотивировать на нужные действия и удерживать от неправильных поступков.
     - Ты меня совсем с внуками поровняла!
     - А ты и превращаешься в карапузика! Уже сам не можешь шнурки на ботинках завязать!
     - Это у меня почки болят!
     - И почки болят от пива.
     - Ладно, с тобой спорить бесполезно! Пойду с мужиками пообщаюсь. Говорят, в Екатеринославке в этом году много пчёл пропало, хотя мёду в ульях полно. Может быть, какая-то новая болезнь появилась? Надо разузнать подробности.
     - Иди! Только долго не задерживайся! Нужно нашим пчёлам в кормушки сахарного сиропа налить, а то пропадут с голоду, или матки перестанут сеять расплод. Мне одной не справиться! – сказала Лиза, махнув рукой в сторону стоящих около дома ульев.
     - Наготовь сиропа, а я сам раздам пчёлам!
     Борис ушёл, а Лиза стала готовить сладкий сироп из двух частей сахара и одной части воды.
     Сироп был готов и остывал в двух эмалированных вёдрах на уличном столе. На печке стояли кастрюли со щами и кашей. Борис не пришёл на обед. «Наверное, сильно обиделся, за шутку насчёт Винни Пуха?» - подумала Лиза и села обедать сама. Аппетита не было, но она съела немного щей и гречневой каши, попила чаю с мёдом и занялась уходом за рассадой.
     Борис пришёл к Николаю, когда тот уже работал под навесом на улице, очищая пустые ульи от прошлогоднего воска и прополиса.
     - Много пропало? – спросил Борис после приветствия
     - Меньше, чем одна треть!
     - А почему ты так меряешь?
     - Говорят, гибель до одной трети – недоработка пчеловода, а больше – это болезнь или эпидемия.
     - Но ты пчеловод опытный!
     - И на старуху бывает проруха!
     - Как думаешь, почему? У меня все вышли нормально.
     - Я осенью пожалел некоторые улики качнуть, чтобы потом не кормить на зиму. А надо было! Осеннего засева оказалось мало, зимой прошлогодние пчёлы пропали, а молодые не смогли обогреть матку и сохранить гнездо. Теперь буду выкачивать полностью, и заправлять на зиму сахаром. Пчёлы сами разберутся, сколько ячеек оставить матке под засев, а сколько заполнить сахарным мёдом.
     - На сахаре, вообще-то, они зимуют хуже!
     - Думаю, что это заблуждение! У тебя же на сахаре зимовали?
     - У меня на сахаре! Я весь мёд через зятя китайцам продал.
     - Вот видишь! Осенью у нас погода неблагоприятная, может быть и падевый мёд, а на нём вообще пчёлы не зимуют. Только сахар нужен хороший, свекловичный, не тростниковый, и без примеси клетчатки.
     - О чём спор идёт, пчеловоды? – раздался голос с улицы
     - Анатолий, а ты как здесь оказался, в наших краях? – воскликнул Борис
     - Да вот иду в магазин, узнать насчёт сахара, а тут разговор про него.
     - Погоди! Я сейчас выйду! Заказ тебе дам на магазин, если не возражаешь?
     - Если не тяжёлый заказ, то возьму.
     - Вот, возьми пива, хлеба и чего-нибудь к пиву, например, несколько баночек икры рыбной! – сказал Борис, подавая матерчатую сумку и деньги.
     - А сколько брать?
     - Бери на троих! Ты ведь к нам присоединишься?
     - Могу! Я никуда не тороплюсь!
     - Ну, вот и отлично! Тогда бери на все деньги, чтобы два раза не бегать!
     - Много получится!
     - А мы тоже никуда не торопимся! Посидим, поговорим, обсудим наши дела. Или ты не сможешь донести?
     - Своя ноша не тянет! Донесу как-нибудь!
     - Вот и славно! Мы тебя ждём!
     После выхода на пенсию, Борису явно недоставало мужского общения. Он с удовольствием ходил в баню, чтобы пообщаться с друзьями, знакомыми, попить вместе пивка, обсудить последние новости деревни, района и страны. К его мнению прислушивались, и это повышало самооценку. Некоторые мужчины достигали этого эффекта, разгадывая сканворды и кроссворды, но Борис не любил такое занятие.
     Вскоре под навесом началось мужское пиршество. Сидя на перевёрнутых ульях, друзья пили пиво и закусывали бутербродами с икрой. Она была не красная и чёрная, а минтаевая, селёдочная, щучья окуня, сома и других речных рыб. Анатолий взял разных баночек на пробу. Уже была выпита не одна пинта пива с солёными бутербродами, а друзья продолжали разговор о возможных причинах гибели пчёл в Екатеринославке.
     - Скорее всего, пчёлы отравились после обработки полей химикатами! – высказал предположение Анатолий.
     - Думаю, что виноват падевый мёд! – возразил Борис – В прошлом году были условия для его появления. Весь мёд осенний имел тёмный оттенок.
     - Тёмный оттенок из-за гречки. Она в прошлом году хорошо давала нектар! – высказал своё предположение Николай.
     - Мы можем только предполагать, а разберутся специалисты ветеринарного надзора! – подвёл итог Борис, открывая очередную баночку крепкого пива.
     - Анатолий! А что ты нам фальсифицированный товар купил? – неожиданно спросил Николай.
     - Какой?
     - А вот этот!
     - Почему он фальсифицированный?
     - А здесь что написано?
     - «Икра окуня»!
     - Окунь, он же самец! Как же он может быть с икрой?
     - А кто же может быть?
     - Самка!
     - А как она называется?
     - Не знаю! Наверное, «Окунька»!
     - Совсем неблагозвучно звучит! – захохотал Борис
     После этого друзья стали придумывать названия самкам и самцам различных рыб и громко хохотать над тем, что получалось. Время пролетело незаметно, и Борис двинулся домой только в 16 часов. Солнце светило ещё вовсю, настроение было хорошее, и он даже мурлыкал под нос песенку.
     - А, явился Винни Пух! – встретила его жена около калитки – Кто обещал пчёл покормить? Уже скоро вечер наступит!
     - Не ругайся! Сейчас разолью сироп по кормушкам! – ответил Борис, хватая ведро.
     - Ты хоть маску одень! – крикнула ему вслед жена.
     - Да они меня знают! Когда выставлял, ни одна не ужалила!
     Лиза хотела отнести ему сетку, но Борис уже открыл улей и наливал сироп прямо из ведра через край.
     Вскоре первое ведро опорожнилось, и Борис пришёл за вторым. Физическая работа бросила его в пот, но он отмахнулся от предложенной сетки.
     - Пчёлы меня знают, и даже приветливо машут крылышками.
     Второе ведро Борис раздавал гораздо дольше. А когда появился, Лиза произнесла:
     - Ни хао, дорогой!
     - Что это ты меня приветствуешь по-китайски, как дочка своего Сашу?
     - А ты на себя в зеркало глянь! Глаза совсем заплывать начали!
     - Ну, покусали маленько пчёлы! Это, наверное, ты их против меня запрограммировала!
     - Ага! Скажи ещё, как Винни Пух, что это пчёлы какие-то неправильные!
     - Может и так! Последние два улика необычайно злые.
     - Злые пчёлы потому, что ты на них пивным перегаром дышал! Я злюсь тоже, но могу в другую комнату уйти, а пчёлам деваться некуда. Это пиво неправильное, а не пчёлы.
     - Ничего! Укусы пчёл полезны!
     - Надеюсь, что мозги тебе полечат, что пиво вредит здоровью.
     Борис проболел несколько дней. Хотя прежде реакция на укусы была нормальной. Опухоль спала, но кожа продолжала чесаться. К пиву и рыбной икре стал равнодушен. И даже любимую раньше, «Селёдку под шубой» просил для него не готовить.
     Целую неделю Лиза ухаживала за пчёлами сама. Она относилась к ним с трепетной любовью и благодарностью за то, что они отвадили мужа от пива. Подходя к улику, всегда говорила: «Какие вы умные и правильные пчёлы!» И они никогда её не жалили.

          

   

   Произведение публиковалось в:
   Страница автора на proza.ru