Зейский мост

     Небольшая группа туристов медленно двигалась вдоль быстрой горной речки. Впереди шёл высокий молодой студент-второкурсник, особенно выделявшийся на общем фоне. Возможно, что он был поставлен для того, чтобы даже с расстояния несколько километров было видно любому, где находится точка сбора. Замыкающей была преподаватель университета, старшая группы. Между ними располагались ещё двое студентов разных курсов, двое молодых ребят, по виду – простых школьников лет четырнадцати, а также две молодые девушки.
     У каждого был за спиной рюкзак, уложенный в зависимости от веса человека и физических данных. Спереди на груди лишь у старшей похода висела на карабинах различная мелкая утварь в непромокаемых мешках – компас, карта, различное оборудование. Остальные были освобождены от подобного, чтобы было проще и свободнее передвигаться.
     - Передай Семёну, что доходим до той ложбины и останавливаемся на ночлег! – Негромко произнесла старшая, запустив цепочку.


     - Валентина Петровна, а как вы определяете в горах, что скоро нужно вставать на привал? – Поинтересовался школьник, когда группа уже расположилась лагерем и каждый получил свой наряд. – По времени высчитываете? И по координатам?
     - Скорее это просто интуиция и опыт! Но в горах действительно проще простого прокараулить солнце. Оно ещё может не садиться на равнине или в Благовещенске, но тут… Возвышенность. И холмистость.
     Солнце как раз медленно катилось к краю холмов, расположенных на западе. Там небольшой приток горной речушки разрезал голые каменистые возвышенности, образуя каньон с бурной растительностью. Казалось, что через пять-десять минут солнце минует пик и удобно устроится в основании каньона, как на блюдце.
     - Мне кажется, что привал стоит ещё делать в тех местах, где просто красиво! – Высказала своё предположение одна из студенток. – Вот как тут.
     - И удобно! – Кивнула преподаватель, занимаясь одновременно своими обязанностями. – Лучше не дойти также с пару километров по плану похода, но встать в том месте, где будет сухо и комфортно. А заодно не будет ветра. В горах даже на закрытой местности может дуть, если остановиться в долине реки, как мы сейчас.
     - Да это разве горы? – Хмыкнул один из студентов. – Какие у нас тут в Амурской области горы? Карманные.
     - Но забираться на них всё равно сложно. Даже если они кажутся пологими и удобными.
     - Это не горы – это сопки, практически холмы. У нас тут в Становом хребте всего две тысячи четыреста метров! И то – на западе хребта! А здесь мы даже до тысячи восемьсот не поднялись!... Только если на ту высоту…
     - Я посмотрела, вычислила, у нас сегодня одна тысяча четыреста тридцать четыре метра. – Согласилась преподаватель. – А рядом высоты до тысячи девятьсот. Но они уже в Якутии.
     - А исток Зеи тоже в Якутии? – Находил любой предлог, чтобы задать свой вопрос, школьник.
     - Нет! Он ещё у нас в области! – Валентина Петровна достала карту. – Вот смотри. Он буквально километрах в десяти от нас. А примерно в полутора километрах выше по течению – первый приток постоянный Зеи. Он выходит из озера Верхнее.
     - То есть до него действительно можно дойти? – Загорелись в который раз за поход глаза у мальчика.
     - Да что тебе этот исток? Он и начинается в разное время с разного места. Дождь пройдёт – ручей выше будет. А засуха - так ниже. Тут у нас нет ледников, чтобы постоянно таяли. Тут всего тысяча девятьсот метров.
     - Саша, и что ты ищешь предлог, чтобы поворчать? – Упрекнула студента его однокурсница.
     - Да просто нет у нас в области больших гор. Я хочу пройти и получить в этом году разряд выше. А следующим летом – пойти в серьёзное восхождение с группой. На Кавказ на пять тысяч. А лучше – на Тянь-Шань, там даже повыше будет. Но туда сразу не пустят на большие высоты.
     - Мы поднимались на Ям-Алинь. В Селемджинском районе. Так там даже летом тоже была снежная шапка. Город-Макит! – Валентина Петровна как будто сейчас увидела эту вершину и улыбнулась.
     - А гора как называется?
     - Так и называется! Город-Макит. Две тысячи двести девяносто пять метров. Одна из самых больших в нашей области. – Преподаватель сделала паузу, после чего негромко запела:


           Над головой сумасшедшая синь,
           А где-то внизу река,
           Солнце садится за Ям-Алинь,
           Подсвечивая облака.
           Гаснут вершины одна за другой,
           На горизонте горят…
           Словно прощаются горы со мной,
           Тихо со мной говорят.


     Все в лагере замолчали и замерли, слушая пение старшей группы.
     - Эту песню одна моя подруга написала, когда мы как раз искали эту вершину! – Пояснила преподаватель. – Ольга. Очень любит походы и горы.
     - А почему она с нами не пошла?
     - Дочка у неё родилась. Недавно совсем. Нужно за ней ухаживать. Да и тяжело сейчас было бы идти в поход.
     Вечером песню пару раз исполнили даже сами студенты, которые быстро выучили незатейливые слова:


           Наша палатка на склоне крутом,
           Добрый товарищ костёр…
           Завтра начнётся тяжёлый подъём
           В царство синеющих гор.
           Запахи стланика, дым сигарет
           И разговор без затей…
           Знаю, на свете счастливее нет
           Этих упрямых людей.


     Оба школьника быстро шли по камням вдоль реки. Только-только наступил рассвет. Это было понятно по небу на востоке. Однако до того момента, когда солнце осветит долину горной Зеи, оставалось, наверняка, не меньше сорока минут. Мальчишки шли налегке, взяв с собой только по длинной прочной палке, чтобы помогать себе при подъёме или при ходьбе по каменным валунам.
     - Зря мы не дождались, когда проснётся Валентина Петровна.
     - Я написал записку. Её обязательно кто-то увидит. И не будет беспокоиться! – Мальчик, который на каждом привале засыпал старшую похода вопросами, шёл впереди, задавая темп. – Да и мы всего на час-другой. Скоро вернёмся.
     - Это ты так думаешь!...
     - Я вчера видел по карте, что всего полтора километра. Там впадает первый приток. И тогда вше по течению Зея будет узкая.
     - Зачем это тебе?
     - Хочу переступить её с берега на берег!
     - Как мост?
     - Как мост! У нас в Благовещенске его только собираются открывать, а я – уже перешагнул Зею!
     - Я слышал, что хотели в прошлом году открывать мост, да решили подождать. Наводнение обещают в этом году. Вдруг опять отложат.
     - Папа сказал, что никто их не гнал. В этом году и собирались по планам. Да и чего его в прошлом году? Олимпиада не у нас же проходила. А в Москве! Зачем торопиться?!... – Мальчик резко остановился. – Кажется, тут.
     Оба одноклассника дошли до того места, где по небольшим камням текли быстрые холодные воды реки. Ширина существенно варьировалась, поскольку долина была сложена из различных камней. И где-то только по шуму можно было догадаться, что тут течёт река – всё было в камнях. Но в месте слияния Зеи с первым притоком образовалось небольшое озерцо примерно с полтора метра глубиной. Чуть выше у обоих рек, больше напоминавших сейчас большие ручьи, берега были сформированы каменными глыбами. И расстояние между ними было не больше метра.
     - Прям как около города Зея прорезает Тукурингру! – Покачал головой шедший впереди школьник.
     - Красиво.
     - Давай я встану на камни. – Мальчик протянул фотоаппарат. – Настроено всё. Сделай фото, как я перешагиваю через Зею!
     - И мне фото тоже потом. Со мной. Я буду Зейским мостом!
     - Верхнезейским мостом.
     - Верхне’й не бывает!...


           Пусть от усталости падаем с ног,
           Нам расслабляться нельзя.
           Не выбирают лёгких дорог
           Лучшие в мире друзья…
           Над головой сумасшедшая синь,
           А где-то внизу река…